Воскресенье, 30.04.2017, 12:05
Приветствую Вас Гость | RSS
   
Погода Кировоград

Информация сайта pogoda.by
Кировоград: новости и сайты Фото снимки земли из космоса на компьютере в реальном времени. Актуальные фотографии земли из космоса на кпк или телефоне
Меню сайта
12:05  
Оцените мой сайт
Всего ответов: 168

футбольное видео | футбольные трансляции онлайн | футбол прямая трансляция


Главная » 2017 » Март » 4 » Максим Берёзкин. "О насущном и перспективах".
18:46
Максим Берёзкин. "О насущном и перспективах".
Президент Зирки из Кропивницкого Максим Березкин в эксклюзивном интервью Sport Arena рассказал о китайских инвестициях в клуб, несостоявшемся летнем переходе Руслана Ротаня, тренерской чехарде, а также прокомментировал информацию по поводу своей причастности к заказному убийству.

— Как для Зирки сложилась минувшая трансферная кампания?

— Нормально. Было запланировано очень много просмотров, как обычно. Больше 20 футболистов прошло через первый сбор, после которого порядка 5-6 человек поехало с командой на Кипр. Из тех, кого приглашали, отобрали лучших. Первым приобретением в это межсезонье стал нападающий Эсеола.

Мы надеемся на то, что это будет огромный плюс для нас. Также на Кипре мы подписали контракт с Драченко — опорником из Олимпика. Еще усилились бразильским защитником. Мы ставили себе задачу точечного усиления. Кроме того, у нас в обойме еще есть молодой бразилец, который уже полгода с нами тренируется и работает, но по причине юридических формальностей он не мог быть заявлен за нас в первой части сезона. Это Бруно. Он играет правого вингера. 

— Какие именно юридические формальности?

— У него контракт с предыдущим клубом был разорван после того, как закрылось летнее трансферное окно. Буквально на пару дней позже. Поэтому мы никак не могли его заявить. Я доволен тем, как мы в межсезонье поработали над селекционной составляющей. 

— В это межсезонье в Зирке произошла солидная кадровая чистка — клуб покинуло 9 футболистов. Из каких соображений происходила эта чистка?

— У некоторых людей уже заканчивались контракты, и мы просто не хотели их продлевать по причине квалификации футболистов. Безусловно, я всем благодарен и ни о ком не хочу говорить плохо, но это нормально, когда команда повышается в классе и со временем качественно перестраивается. Поэтому с теми, с кем не продлили контракт — я в любом случае им признателен. Дальше будем идти уже без них.

***

— Почему Виктор Догадайло переведен в дубль Зирки?

— Он не переведен в дубль. Когда я его приглашал в клуб, то мы говорили о том, что он закрывает три должности. Первая — спортивный директор, вторая — помощник главного тренера, а третья — это работа с молодежью. Это команды U-19 и U-21. На сегодняшний момент он просто не будет выполнять функции помощника главного тренера, так как мы взяли другого человека. 

— Многие считают, что Догадайло – серый кардинал Зирки, который всем управляет и вы полностью доверяете ему. Подтверждаете?

— Что он серый кардинал? Нет, он Виктор Гаврилович Догадайло. Он не Муссолини, не кто-либо другой.

В Зирке нет никаких серых кардиналов. Все на поверхности и нет никаких подводных течений. Все открыто и прозрачно. 

— На чем основывается ваше доверие к Догадайло?

— На его тренерских заслугах, на его опыте. 

— О каких тренерских заслугах вы говорите?

— В первую очередь, на его опыте. У нас был опыт работы с ним (не у меня лично). Он один период работал в Зирке и хорошо себя зарекомендовал. И те работники, которые на данный момент работают в клубе, давали ему очень хорошие рекомендации. 

— Вы говорили о том, что дали Лавриненко шанс, который он не реализовал. Считаете, что три матча — это достаточно?

— У него было не три матча, а больше. Этого было недостаточно для того, чтоб показать результат, но достаточно для того, чтоб увидеть вектор, в котором движется команда. 

— А что вас не устраивало в его векторе?

— Подбор игроков, которые были подписаны в то межсезонье. 

— Подождите, но за подбор игроков ведь отвечает и руководство.

— За подбор игроков в Зирке отвечает спортивный директор и главный тренер. 

— Складывается впечатление, что судьба Лавриненко в Зирке была предрешена еще тогда, когда в клуб пришел Друди. Это так?

— Не знаю. Если у вас складывается такое мнение, то вам нужно и ответить на этот вопрос. У меня такого мнения не было до последнего.

***

— Расскажите еще раз о причинах увольнения Друди из Зирки.

— Он не оправдал возложенных на него ожиданий. 

— Ему ставили в укор плохие результаты команды. Вы и правда считаете, что результаты были плохими?

— Нет, я считаю, что он дал хорошие результаты. Но я вернусь к тому, о чем говорил. Я говорю о векторе. И о Лавриненко вы спрашивали, я сказал, что вектор не тот был взят, и при Друди — так же. Я же немного глубже и больше вижу ситуацию внутри команды, нежели кто-либо другой. Поэтому то, куда мы двигались с Лавриненко, то, куда мы двигались с Друди – меня не устраивало.

Дарио Друди и Максим Березкин, fc-metalist.com

— А чем вас не устроил вектор Друди?

— Вообще Друди меня устраивал. Но то ли сама структура клуба еще была не готова… Под словом структура я имею ввиду не инфраструктуру, а я говорю о структуре управления, структуре прохождения информации внутри клуба. Была очень сложная коммуникация, и очень сильно влияла разница менталитетов: украинского и европейского. Друди — аргентинец, работал долгое время в Испании. Было очень сложно выработать модель взаимодействия между ним, украинской частью клуба, между ним и украинскими игроками, между ним и легионерами, которых он пригласил.

Я, на самом деле, благодарен Друди за то, что он дал такой толчок и возможность увидеть, как можно работать с иностранными футболистами клубу не уровня Динамо и Шахтера, а клубу-середняку, клубу из небольшого города.

Но сказалась именно эта разница менталитетов и сказалось то, что он не был готов воспринимать наши украинские реалии, то ли мы не были готовы к каким-то подходам, которые он внутри команды пытался реализовать. 

— К чему именно он не был готов?

— Очень много было недопонимания между всеми. 

— Какого плана?

— Разного. Начиная с каких-то бытовых вопросов и заканчивая элементарно поведением футболистов на поле или поведением того же тренера в раздевалке. 

— Вы говорите о сложностях, связанных с менталитетом. Разве вы не предполагали, что так будет, когда приглашали Друди? 

— Я предполагал и готовился к этому. Был нанят штаб людей. Начиная от переводчика и заканчивая людьми, которые занимались обеспечением быта, помогали в вопросах человеческих. Но все равно этого оказалось недостаточно. Почему недостаточно? Потому что теперешняя структура Зирки, несмотря на ее внушительный возраст как футбольного клуба, является развивающейся. И всегда, в момент развития, меньше внимания уделяется каким-то процессам, которые выстраиваются в клубе…

И если бы Друди пришел в клуб, в котором все процессы жестко формализованы, четко понятно, в каких рамках мы работаем, прописаны инструкции, что может этот человек, что может этот. На сегодняшний момент Зирка — молодой организм, который растет и который строится. Поэтому Друди, будучи и сам молодым человеком, попал в этот организм, и в данном случае что-то должно было подстраиваться: или тренер под систему, или система под тренера. Но поскольку и тренер молодой, развивающийся, и структура клуба — тоже, ни тот, ни тот организм не захотел под другой подстраиваться. Это, наверное, основная проблема. 

— Друди сказал, что решение о его увольнении было спонтанным. Так ли это?

— Да, оно было достаточно спонтанным. Но сигналы о том, что мы движемся неправильно и все эти внутреннее процессы ведут скорее к каким-то конфликтам, нежели к конструктивной работе. Это все начало поступать мне не только в последний день или в последнюю неделю. Они накапливались, я их видел, я их для себя отмечал. Они были на протяжении всего нашего сотрудничества, просто в один момент это переросло какую-то критическую точку, когда надо было принимать решение. Я принял решение попрощаться, можно было выработать и другое решение. 

— Друди теперь работает в тренерском штабе Монако — одного из наиболее прогрессирующих клубов Европы, а еще полгода назад был тренером дубля Зирки. Не кусаете локти из-за того, что так легко его отпустили?

— Нет, не кусаю. Я же принял это решение и считаю, что оно пошло на пользу и Зирке, и Дарио. Я за него искренне рад, желаю ему успехов. Пусть в Монако, пусть в каком-то другом клубе. Я считаю его талантливым специалистом и думаю, что через какое-то время мы о нем услышим, как о главном тренере какого-то хорошего, возможно даже именитого клуба. 

— Как поменялся вектор развития клуба при Монареве?

— Никак не поменялся. Я говорил о том, что направляю Зирку на то, чтоб она превратилась в клуб европейского образца, европейского уровня. Но я для себя сделал вывод, что не обязательно должен быть для выполнения вот этой задачи, тренер должен быть иностранцем.

Под европейским вектором развития я всегда подразумевал, в первую очередь, все внутреннее процессы, которые выстраиваются в клубе: это четкая иерархия, четкая структура клуба, четкая, грамотная и правильная селекция, основанная на статистических данных, каких-то характеристиках игроков, а не просто потому что кто-то сказал: «Вот, хороший игрок, посмотрите его». А то, хороший ли он, – это субъективное мнение каждого тренера. В этом Роман Геннадьевич полностью со мной согласен, и мы сейчас работаем не только для того, чтоб улучшить игру команды сегодняшнюю, мы работаем на перспективу. 

— Много слухов ходит касательно того, что заключительный матч Зирки в осенней части чемпионата против Волыни имел договорной характер со стороны лучан. Что скажете по этому поводу?

— Сложно сказать. Тут, наверное, должны разбираться эксперты, в первую очередь. Могу сказать, что Зирка никогда такими вещами заниматься не будет. 

— Есть у вас полная уверенность в том, что игроки дубля и U-19 Зирки никогда не были замешаны в подобном?

— А зачем им заниматься подобными вещами? 

— Заработать. Зарплата игрока дубля мизерная.

— Да, зарплата дублера не такая большая, как у игрока основной команды. Но я всегда старался выстраивать честные и прозрачные отношения. С любым тренером, который приходит в клуб (будь то главный тренер или тренер академии), я всегда оговаривал вопрос честности и порядочности. Я не потерплю таких моментов со стороны наставника. Это вообще преступление, когда взрослый человек, который работает на результат, занимается подобными вещами. Также я акцентировал внимание на том, что должна быть честность и порядочность со стороны футболистов. И к подбору игроков мы также всегда подходили не только с точки зрения профессиональных спортивных качеств, но и моментов, связанных с честностью и порядочностью.

***

— Этим летом вы подписали Игоря Калинина, которого связывают с «игрой на контору» в Заре. Почему вас не смутил этот факт?

— Когда мы подписали Калинина, мы считали его перспективным футболистом, который для Зирки выглядел тем футболистом, который может поднять уровень команды. К сожалению, он таковым не оказался.

А по поводу договорных матчей, то с его стороны была четкая гарантия того, что в случае нашей заинтересованности, он готов пройти детектор лжи и любую процедуру, которую мы ему могли предложить. Он был на 100% открыт и выражал готовность доказать свою невиновность в том, в чем его обвиняли. Поэтому было принято положительное решение.

Максим Березкин, latifundist.com

— Вы сказали, что он «таковым не оказался». Что вы имеете ввиду?

— У него очень сложный характер, он закрытый человек, он тяжело идет на контакт, достаточно быстро сдается после каких-то неудач.

Монарев, работая в дубле, сумел наладить с ним неплохой контакт, у них было взаимопонимание. Когда он стал главным тренером, то начал его чаще подпускать к основной команде. Уже по играм я не помню, когда конкретно Калинин играл, но даже Роман Геннадьевич сказал о том, что с парнем что-то не то. Даже наладив с ним контакт, все-равно у них не было нормального диалога. И вот он дал ему один шанс, дал второй шанс, он ими не воспользовался. И как-то он сам подтолкнул к тому, чтоб в конечном итоге расстаться. 

— В одном из интервью вы сказали о том, что Евгений Чумак не оправдал ваших надежд…

(Перебивает — прим. П.Т.) Да, он еще и надежд Карпат не оправдал…

— Что с ним произошло?

— Сложно сказать. Я думаю, что он в какой-то мере поймал звездную болезнь, потому что Динамо его начало подпускать к основе, он еще и забил в одном из первых матчей. Плюс, конечно, достаточно большая заработная плата, как для молодого футболиста. Это не способствует дисциплине. Наоборот, это немного расхолаживает и отвлекает от основных задач футболиста. Я думаю, что с этим связанно.

— В играх и тренировочном процессе он вел себя расслабленно?

— В тренировочном процессе он, на самом деле, работал, отрабатывал. По тренировкам к нему претензий не было. А вот на футбольном поле… Я хочу сказать, что те матчи, которые он за нас сыграл, он не отдавался до конца футболу. Украинский чемпионат довольно жесткий, в нем много грязных приемов, и, зачастую, нужно в ответ сыграть жестко, показать какие-то волевые и боевые качества. У Жени эти качества есть, но где-то он побоялся подставить ногу, где-то побоялся жестко в стык пойти, где-то поленился добежать, доработать. Почему? Не знаю. Но факты такие были.

— Почему Зирка отдала в аренду лучшего бомбардира осенней части чемпионата Артема Фаворова?

— Парню нужно развиваться. У нас с ним была договоренность о том, что если у него будет возможность и желание перейти в другой клуб или другой чемпионат, мы его не будем удерживать. Вот, у него это желание появилось, и мы выполнили свою договоренность, предоставив ему возможность проявить себя в другом чемпионате. 

— Опытные и относительно именитые игроки, вроде Экисы, привлекались в команду за счет высоких зарплат?

— Нет. Вы знаете, у всех игроков в клубе зарплаты примерно одинаковые, и я рад тому, что могу всей Украине показать, что достаточно классных и квалифицированных футболистов привлечь не за космические деньги, как это делает Динамо и Шахтер.

***

— Расскажите, каким конкретно бизнесом вы занимаетесь.

— Основное направление — это агробизнес. У компании есть достаточно большой фонд земли, которую мы обрабатываем. Есть ряд заводов, которые перерабатывают масличные культуры, большой автопарк, есть свинокомплекс.

Сейчас также есть целый ряд проектов, которые только начинают развиваться. Один из самых больших проектов, на данный момент — это строительство фабрики по производству утки. Это достаточно большой проект, инвестиции в который оцениваются в 100 миллионов долларов. Он рассчитан на производство более 30 тысяч тонн мяса в год. Это самое крупное производство на постсоветском пространстве. 

— В интернете читал о вас много информации, от которой волосы встают дыбом. Много лжи?

— Обо мне? Я не знаю, о какой информации вы говорите. 

— Самое жуткое — это то, что вы человека заказали…

— Заказал человека? Чтоб его ликвидировать? Вы сейчас ждете, что я вам скажу, это правда или нет?

Вы же понимаете, в интернете есть разные ресурсы. Есть те, которые дорожат своей репутацией, есть ресурсы, которые зарабатывают на черном пиаре деньги, а есть такие, которые создаются специально, чтоб кого-то облить грязью. И там не то что журналистов, там и хозяев нереально найти. Те люди, которые меня знают, у них есть сложившееся мнение обо мне, как о человеке. Наверное, у них лучше спросить, мог я кого-то заказать или не мог. 

— Накануне интервью прочитал о том, что вас связывают с фиктивными кредитами на сумму в 300 миллионов долларов в Ощадбанке и Укрсоцбанке. Расскажите об этой ситуации.

— Там никакой ситуации нет. В 2015 году часть бизнеса была продана, и новые собственники, которые купили компанию для того, чтоб не возвращать кредиты государственным банкам, начали на старых собственников (в том числе и на меня) спихивать всю ответственность. Хотя в момент, когда эта часть бизнеса продавалась, они прекрасно понимали, какие существуют там кредиты и какие-то другие вопросы. Поэтому это не стоит принимать за чистую монету, а понимать то, что люди таким образом просто зарабатывают деньги. 

— Часто к вам люди обращаются с инвестиционными предложениями?

— Ну, обращаются, да. 

— Самое дикое инвестиционное предложение, которое вам поступало?

— Сейчас, к примеру, рассматривается проект по выращиванию личинок жуков определенного вида и последующей переработки этих личинок в протеиновые батончики для здорового питания. Не знаю, дикая, не дикая идея, но достаточно экстравагантная.

***

— На каком этапе перехода на европейский вектор развития находится Зирка на данный момент?

— На данный момент мы находимся в самом зачаточном состоянии. Есть много критериев, по выполнению которых я буду считать данный проект успешным. На сегодняшний день мы в самом начале. Создается внутренняя система управления командой и информационных технологий в команде. Сейчас много усилий прикладывается к тому, чтоб все процессы внутри команды были автоматизированы, компьютеризированы, чтоб можно было иметь легкий доступ с телефона, с планшета, с ноутбука к той информации, которая необходима мне или главному тренеру, или тренеру академии, разного уровня сотрудникам. Вот этим сейчас мы занимаемся.

Я сейчас общаюсь с двумя компаниями, с которыми обсуждаю партнерство в рамках футбольного клуба Зирка. Это иностранные компании, одна из них китайская. Вы знаете, что в Китае сейчас футбол переживает бум. И есть компания, которая заинтересована в том, чтоб инвестировать в футбольный клуб Зирка. Речь идет об инвестициях и в инфраструктуру, и в развитие, выстроить партнерские отношения между украинским и китайским футболом. И вот над этим я сейчас очень плотно работаю. И я вижу в этом направлении для Зирки достаточно большие и радужные перспективы. 

Максим Березкин, latifundist.com

— О какой сумме инвестиций идет речь?

— Это большие суммы. На сегодняшний момент я оцениваю футбольный клуб Зирка в 15-20 миллионов долларов. В контексте этого партнерства, я говорю о суммах, сопоставимых со стоимостью клуба. 

— На сколько лет рассчитан ваш план по развитию клуба?

— На данный момент, это семь лет. 

— Какой вы видите Зирку через 5 лет?

— Наверное, в групповом этапе Лиги Европы. 

— Зирка для вас — это бизнес-проект или хобби?

— Я не видел, чтоб в Украине футбол приносил кому-то деньги. Поэтому, наверное, это больше хобби. 

— Возможно ли в украинских реалиях построить клуб, который будет окупаться?

— В принципе, реально, но достаточно тяжело. Опять-таки, потому что не все зависит от тебя. Если идти по пути, по которому шли украинские клубы еще 4-5 лет назад, когда мы скупали легионеров за любую цену, и не важно, какую зарплату им платить, потому что есть хорошие спонсоры или собственники. Вот по такому принципу однозначно не может быть украинский клуб прибыльным. Надо соизмерять зарплаты с теми доходами, которые, потенциально, клуб может получить.

А по поводу прибыли, то это тоже сложный момент. Потому что, если мы, например, посмотрим на английский чемпионат, то существенная статья дохода любого клуба — это телетрансляции. Телетрансляции сейчас ничего практически украинскому клубу не приносят. Это мизер. Вот, у нас отпала одна статья доходов.

Следующая: уровень дохода среднестатистического англичанина на порядок выше, чем уровень дохода украинца. Соответственно, прийти на матч и заплатить 20 фунтов и прийти на матч, и заплатить 20 гривен… Вот, тут прибыль тоже гораздо меньше. Соответственно, купить шарфик за 10 фунтов или за 15 евро где-нибудь в Германии и здесь купить шарфик за 50 гривен — разные вещи. Украинец, придя на стадион, к сожалению, не может позволить потратить себе столько денег, сколько тратит англичанин, немец или голландец. Минус вторая статья доходов.

И остается у нас третья статья — трансферы и правильная селекция, которая в любом европейском клубе составляет порядка 30% дохода всего клуба. Получается так, что у нас, чтоб команда была прибыльной, эта составляющая должна перекрывать все 100%. Это нереально.

***

— Самый громкий переход футболиста в Зирку, который мог состояться, но не состоялся?

— (Смеется — прим. П.Т) Когда в летнее межсезонье начались эти проблемы в Днепре, рассматривался вариант… Я не скажу, что там были переговоры, но был звонок Ротаню о том, чтоб он присоединился к Зирке. Ему были озвучены условия, на что он ответил: «Я сначала пообщаюсь со своим руководством, а потом приму решение». Но ответил он отказом. 

— Что в нашем футболе вас бесит больше всего?

— Вы знаете, не в украинском футболе меня бесит… Даже не бесит, а я не понимаю, почему клубы Премьер-лиги, Первой лиги не могут прийти к какому-то консенсусу. Все считают себя «намбэр ван», топ-клубом, и никто не хочет друг с другом говорить. Я понимаю, что могут быть какие-то разногласия у президентов клубов, но почему должны быть у руководства того или иного клуба между собой разногласия?

Я побывал на одном заседании Премьер-лиги, где присутствовали все представители клубов. Это детский сад. Конструктива никакого, каждый хочет свои пять копеек вставить, какую-то непонятную позицию отстоять… Для чего? Зачем? Это бред. Надо стремиться к тому, чтоб разговаривать, чтоб искать какие-то компромиссы друг с другом. Тогда будет проще и с продажей прав на трансляции, тогда будет проще в каких-то других моментах. Вот это я бы поправил в украинском футболе. 

— Судя по вашим словам, вы в футболе всерьез и надолго.

— Ну, наверное. 

— Может ли произойти что-то такое, после чего вы прекратите финансировать Зирку?

— Нет, прекратить финансировать Зирку у меня рука не поднимется, потому что это для меня как ребенок. Скажем так, в этом мире все, что исчисляется деньгами, — покупается и продается. Поэтому, наверное, если придет какой-то заинтересованный человек, такой же больной футболом, как и я с предложением: «Давай я у тебя этот клуб выкуплю и буду готов вложить в него такую-то сумму, чтоб клуб развивался быстрее, чем он будет развиваться с тобой» — я подумаю над этим.

Может быть, приму такое предложение. Но глобально, чтоб мне это надоело, чтоб я развернулся, плюнул, закрыл на ключ стадион и всех повыгонял — нет, такого никогда не будет.

sportarena.com

Просмотров: 139 | Добавил: oblakov | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0